Сцена из балета «Избранница» Бабломания-9

Геннадий Балашов



В ресторане Mon Ami на летней площадке собрались деньги. У входа играл музыкальный квартет, придавая важность и значимость мероприятия. Пати в деньгах началась.

Все деньги пришли одетыми в национальные валюты. Евро — в легкой нежно-зеленой летней рубашке с расстегнутой верхней пуговицей. На рубашке спереди была изображена арка с атлантами, выполненная в стилях барокко и рококо. На спине у прекрасного Евро красовался великолепный мост в том же стиле, графическим фоном которому была карта Европы. Гривна не могла оторвать от великолепного Евро взгляд, вспоминая ночь в «Премьер Паласе».

Мощный Доллар явился, как всегда в футболке. Это была модная раскраска будущего сезона. На груди у Доллара был накатан огромный портрет Бенджамена Франклина в традиционных темно-зеленых цветах классического Доллара, но с дополнительными защитными знаками. На обратной стороне, над фасадом здания Independence-Hall, где были подписаны Декларация независимости и Конституция США, была надпись «In God We Trust» — «Мы верим в Бога».

Доллар прокомментировал:

— Зацените новую раскраску сезона 2011. Кстати, все предыдущие купюры сохраняют свое достоинство с 1861 года, так что мы не меняем деньги уже 100 с лишним лет.

Обворожительная Гривна стояла в персиковом летнем платье на высоченных каблуках, красивая, но со странным портретом Григория Сковороды на груди. Лысый больного вида мужчина явно не добавлял ей шарма. На спине у Гривны была изображена Киево-Могилянская Академия. Евро, блистая эрудицией, вспомнил надгробную надпись Сковороды с его высказыванием «Мир ловил меня, но не поймал».

Евро:

— Гривна, твой курс иногда ни я, ни Доллар поймать не можем. Может, это пророчество? Кстати, какое отношение Сковорода имел к финансам?

Гривна недоуменно:

— Никакого. Он — философ.

— А ты знаешь, Гривна, что он закончил жизнь просто бродяжничая по Украине. Хоть в 100 наряжайся, хоть в 500, а все равно Украина под знаком слепого бродяги, а теперь еще и философа.

Долго не появлялся Рубль, видимо, встречал из Минска белорусского брата — тезку Рубля.

Наконец оба Рубля — белорусский и российский — появились абсолютно довольные жизни, судя по всему, успевшие выпить на вокзале за подписание таможенного союза и прекращение газовой войны.

— О! — закричал Доллар. — Рубль, а у тебя что изображено?

Рубль был в красивой коричневой футболке. На груди у него красовалась Москва и квадрига Аполлона на здании Большого театра.

— А что на спине? — деловито спросил Евро.

На спине у Рубля была панорама театральной площади и крупным планом Большой театр.

— Ну как? Зацените, фрейдисты хреновы, — сказал Рубль.

— Да… — ответил Евро. — Классные имперские символы: квадрига, как в Риме — императорский символ, и Большой театр — тоже имперское здание… Уважаю за целостность. Россия всегда стремилась быть империей и, судя по изображениям на деньгах, остается империей.

Наконец все валюты уставились на белорусского гостя. Счастливый белорусский Рубль стоял, глупо улыбаясь, в компании столь именитых валют, в светло-зеленой футболке, напоминающей оттенком Гривну и Евро. Доллар подумал: «В одном месте печатали». На груди у белорусского Рубля был изображен Национальный Академический театр оперы и балета Республики Беларусь.

Русский Рубль уважительно:

— О! Тоже имперский символ.

Евро, как всегда больше интересовала обратная сторона медали.

— А что у тебя на спине, наш белорусский друг? — ласково спросил он.

Белорусский Рубль достойно, очень медленно, важно и самодовольно повернулся к компании спиной.

— Абзац! — первой сказала Гривна.

— Картина Репина «Приплыли»… — сказал Рубль.

— Опа! Ария белорусского гостя… — прокомментировал Евро.

— Ну батька белорусский дает! — сказал Доллар.

Вся компания откровенно хохотала с недоумевающего белоруса, переговариваясь и тыкая пальцем на его спину. Сцена из балета «Избранница»…

СЦЕНА ИЗ БАЛЕТА «ИЗБРАННИЦА» гордо красовалась на спине белорусского Рубля. Тот, не понимая, из-за чего поднялся хохот, недоуменно спросил:

— А чего вы ржете?

Евро:

— У тебя на спине — вся национальная идея Лукашенко начертана. Его избранница — это Беларусь. И ей от него не уйти…

Доллар:

— Причем не самая лучшая. Видишь, много женщин и мужик в центре поднимает «избранницу», как свою собственность… Просто европейский Фидель Кастро. И проживет, наверняка, долго, и белорусов помучает. Какой там курс белорусского Рубля сейчас?

Евро:

— 38 или 40… Я не слежу. Его ж бумажки нигде, кроме Беларуси не ходят.

Белорусский Рубль заметно поник.

— Пошли, брат Рубль, выпьем, — сжалился русский Рубль. Его курс 28 был получше. — Понимаешь, дружище, когда в СССР Брежнев, Черненко, Андропов, секретари ЦК КПСС по очереди умирали, так народу все время по телевизору сцены из «Лебединого озера» крутили. А у тебя — сцена из балета «Избранница»… Не к добру это. Тебе срочно надо напиться.

Гривна перепугано обратилась к Евро:

— Евро, а на мне еще много чего понаписали. Может, это тоже какое-то пророчество бедности?..

Доллар:

— Надо к психологу сходить. К политическому. Я на завтра договорюсь. Гривна, не переживай. У тебя же во власти не Лукашенко, да и слепой бандурист уже в прошлом. Попробуем карму исправить.

Как суеверная украинка, Гривна не на шутку перепугалась. Ведь она никогда не обращала внимания на эти странные надписи. А оказывается — это пророчество… Ей было жалко белорусского Рубля с его сценой из балета «Избранница», но больше ее беспокоило собственное будущее и как загадочные надписи влияют на ее нелегкую судьбу украинской женщины.

Гривна всегда мечтала быть богатой, красивой и здоровой. Желание быть просто счастливой у нее в последнее время сильно поубавилось.