МОТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИИ

== Смертельные объятия в мотеле А1А == Лонгрид

Геннадий Балашов

МОТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИИ
МОТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИИ

Симпатичная, с аппетитными формами девушка сидела на белоснежных креслах пирса, выходящего на Атлантический океан. Она счастливо улыбаясь. Всё сложилось даже лучше, чем она хотела. Ей так повезло с этим неожиданным предложением поехать в далёкую Америку по программе Work and Travel! Впереди шесть месяцев счастья работы в этом чудесном мотеле, лежащему на берегу океана белой жемчужиной.

Когда она услышала о Work and Travel, не думая, собралась, схватила документы, села на маршрутку до Киева и подала бумаги в представительство, а через некоторое время пришёл положительный ответ. Всё чётко, как по нотам. А чего дома торчать?.. В депрессивном городке, откуда она приехала, не было ни солнца, ни океанских волн, ни нормальной работы. В свои двадцать лет Кристине безумно хотелось вырваться из этого захудалого места хоть куда-нибудь, глотнуть свободного воздуха! А здесь, на пирсе, воздух, насыщенный океанской солью, был потрясающе освежающим. Когда над побережьем пролетали величественные пеликаны, выстроившись в стаю из пятнадцати-двадцати птиц, а на глади воды показывались дельфины, жизнь казалась нереальной.

Работа в мотеле была не офисной. Уборка номеров, обслуживание гостей. Зато английский язык, который она мучительно учила, в языковой среде быстро подтягивался. «А там, — мечтала Кристина, — кто знает, как жизнь повернётся… Где он, мой американский прЫнц? Может быть, заедет в отель, остановится на пару-тройку дней, влюбится в меня, и появится у меня гражданство. Не хочу возвращаться в дождь, слякоть и безработицу. Флорида лучше».

Кристина любовалась видом Атлантического океана и представляла, как проведёт оставшиеся пять месяцев в мотеле A1A. Убирать номера было несложно, приветливая хозяйка показала, что и как нужно делать, чем брызгать, как стелить, и они уже перешли к обучению, как делается check-in. В большинстве случаев регистрация гостей происходила в телефонном режиме. Ей казалось удивительным, что во всём мотеле не закрываются двери. Ключи лежат на кроватях, везде включены телевизоры, постоянно играет классическая музыка и работает огромный вентилятор. Хозяева жили в Майами. Кристину поселили в комнатушке, в старом кондоминиуме неподалёку, и каждый день она шла в мотель, как на праздник. А вечером она сидела под навесом, слушая музыку и попивая белое вино со льдом.

И вот однажды, затаскивая тележку с моющими средствами в комнату для уборки, она краем глаза заметила седого старика у окна ресепшена. У него был заказан 11-й номер сроком на одну неделю, а на вид новому постояльцу было точно больше 80-ти лет. При этом одет он был дорого — светлые шорты с поясом, разноцветная «шведка», на ногах мокасины с модными, молодёжными носочками. Кристина отметила и дорогую одежду и то, что «дедуля», как она его про себя назвала, подкатил на коллекционном, раритетном «Линкольне» с откидным верхом. Казалось, что он прямо из 60-х. Да и сам мотель принадлежал той эпохе. Мотель А1А был построен в 1951-м году, на его стенах красовалась Мэрилин Монро. Кристина почувствовала себя героиней старого американского кино. Старик заселился, а вечером уже потягивал «Просекко», удобно расположившись на лежаке под вентилятором. Утром он просил принести сладкий кофе с молоком. Дедушка явно не щадил своего здоровья.

Кристина с удовольствием выполняла каждую просьбу пожилого богатого джентльмена, и пока он неспешно выпивал кофе, они общались, после чего он всегда оставлял ей щедрые чаевые. Старик интересовался, сколько ей лет, откуда родом, как приехала, какое у неё образование, чего она хочет, какие у неё мечты. Она отвечала на ломанном английском, он её мягко поправлял, как отличный преподаватель. Старый джентльмен уже открыто любовался формами Кристины, которыми природа щедро одарила украинскую красавицу — кровь с молоком — и он рассыпал комплименты, часто заставляя её краснеть. Мужчины из её городка вообще не говорят комплименты, а здесь, на берегу океана, среди джунглей Флориды Кристина чувствовала себя небывалой красавицей. Каждый вечер после её смены они подолгу сидели на террасе. Он угощал её «Просекко», это элитное газированное вино кружило девушке голову.


Пожилой джентльмен о себе практически ничего не рассказывала, да она и не спрашивала. Знала только, что его зовут Билл Джордан, ему 82 года, и он очень обеспеченный человек.

…Предложение от старика прозвучало, как гром среди ясного неба. Кристина не поверила своим ушам.

Билл вдруг сказал:

— Кристина, ты бы не хотела завести со мной роман?

Девушка прыснула от смеха — на что мог претендовать этот дед с трясущимися руками?! И в то же время это польстило её самолюбию — какое-никакое, а всё-таки внимание! Роман с дедулей. Лукаво сверкнув карими глазами, она игриво ответила:

— Ну конечно же, хотела бы. Но только после эвтаназии!

Шутка прозвучала зло и странно, но старого ловеласа это нисколько не смутило. Отхлебнув «Просекко», он сказал:

— Кристина, я очень богатый человек, и я могу предложить тебе руку и сердце. Тебе нужны деньги, гражданство США и новое имя. И если ты захочешь, мы заключим брачный контракт, по которому ты получишь 10 миллионов долларов, плюс моё имя, грин-карта и гражданство.

И в конце добавил:

— И да. Я согласен на эвтаназию.

Пышная девушка замерла, улыбка исчезла с её лица.

Старый Билл Джордан добавил:

— А что касается секса, меня это не интересует, я уже очень пожилой человек. Мы просто заключим с тобой брачный контракт, и я сделаю себе эвтаназию.

Это звучало неправдоподобно, страшно, нелепо… Кристине стало жутко. Она посчитала, что он напился и не поверила старику. Убирая ведёрко с вином, она сказала, что пора спать, но дед ловко схватил её за руку:

— Я не шучу, Кристина! Отнесись к этому как к деловому предложению. Вдумайся, stupid girl, если ты выйдешь за меня замуж, после того, как я сделаю себе эвтаназию, получишь 10 миллионов, имя и гражданство.

Девушке стало совсем не по себе, она вырвала руку и убежала в свой маленький «кондо». Но цифра в 10 миллионов долларов и фамилия Джордан вместо Сидоренко застряли в голове. Кристина думала: «А вдруг всё-таки правда? Мало ли какие причуды у этих американских богачей… Распишемся, он и без эвтаназии скоро дуба врежет, кони двинет, ласты склеит. А мне — деньги, гражданство, и работать больше не надо! И забыть о „неньке“ с её „Слава Україні“, нищетой и хамством навсегда!» Она беспокойно ворочалась в постели, а в окне висела зловещая полная луна. Шум океана нарушал её покой, волны сомнений так же тревожно набегали на её сознание, как океанская вода на берег. Ей казалось это то нелепостью, то чудесной сказкой.

На следующий день Билл, как всегда, в новых шортах, рубашке и разноцветных, стильных носках, встретил Кристину привычным:

— Good morning! How are you?

Кристина ответила:

— Беспокойная ночь.

— Ну так что?.. Может быть, всё-таки распишемся? Никаких гостей, никаких проблем, предварительный договор, мои адвокаты всё подготовят. Что тебе терять? Станешь миссис Джордан, получишь 10 миллионов долларов, гражданство. А мне всё равно умирать. Врачи говорят, скоро начнутся сильные боли. Эвтаназия — единственный выход. Я хочу уйти сам. Уйти красиво, понимаешь?.. Решайся.

И Кристина неожиданно для самой себя ответила:

— Да.

— Да? Отлично! — старик засуетился, начал кому-то звонить и что-то быстро говорить, объяснять. На следующий день к мотелю подъехало три дорогих автомобиля, из которых вышли люди в костюмах. Они прошли в номер Билла и о что-то обсуждали около двух часов, затем вышли и распечатали документы.

Билл трясущейся рукой подал ей бумаги:

— Вот, Кристина, наш брачный договор. Тебе остаётся только его подписать, а мои адвокаты сделают всё остальное.

В это время как раз приехал хозяин мотеля, и Кристина попросила его перевести ей контракт. Всё было, как и обещал джентльмен: роспись, чек на 10 миллионов, эвтаназия. Но кроме этого, договором предусматривалось одно условие, о котором Билл сразу не сказал. Кристина должна провести с ним ночь. Последнюю в его жизни ночь. Это не показалось ей страшным. Страшнее было потерять 10 миллионов.

По договору, вечером после бракосочетания миссис Джордан должна лечь со своим супругом в постель, обнявшись. Ему введут иглу в вену, он сам откроет вентиль капельницы, а её обязательство — остаться с ним до последнего его вздоха. Кристина представила себе эту картину и подумала: «Смертельная брачная ночь». Её пробрала дрожь, но она взяла ручку и подписала контракт.

Свадьбу назначили через неделю.

Все номера мотеля были выкуплены счастливым женихом. Официальные лица приехали на пирс, где без лишнего пафоса и состоялось скромное бракосочетание, которое засвидетельствовал нотариус, адвокаты и доверенные лица Билла. 20-летняя Кристина и 82-летний Билл по очереди сказали «Да», став мужем и женой и пообещав быть друг с другом, «пока смерть не разлучит вас». Чтобы поднять супруге настроение, старик заказал много цветов, шампанское, фрукты, изящное белое платье и подарки. Затем им накрыли шикарный обед, затем ужин при свечах.

От выпитого вина страх Кристины сменился дурашливой радостью.

Во Флориде темнеет быстро. Кристина не заметила, как стемнело.

Старый Билл спокойно сказал:

— Миссис Джордан, пойдёмте спать.

Они зашли в украшенную цветами, специально подготовленную для новобрачных комнату. Ко входу подъехал автомобиль службы эвтаназии. Врачи установили капельницу у постели, сказали что-то переодетому в шёлковую пижаму Биллу, он выдал им пачку долларов и лёг на кровать.

И вот наступил самый важный момент.

— Раздевайся. Я тебя жду.

Внутри Кристины что-то будто завыло. Сама не своя от происходящего, она скинула вниз платье, которое безвольно соскользнуло на пол, и легла рядом со своим законным мужем. Чета Джордан обнялась: пышная молоденькая миссис Джордан и тщедушный старый джентльмен. Вошли работники службы эвтаназии. Над Биллом склонился человек в стерильных резиновых перчатках. Несколько секунд, и игла капельницы уже торчала из его руки. Человек сказал Биллу: «Чтобы раствор начал поступать, нужно открутить вот здесь». Старик кивнул, и служба эвтаназии уехала.

Билл открутил вентиль. Прозрачная, как вода, жидкость начала капать вниз, спуская яд всё ниже и ниже, к венам Билла. Он обнял Кристину и прижал к себе. Руки старика были крепкими и твёрдыми, как старые ветки дуба… Она чувствовала, как из него уходит жизнь, как ослабевает мёртвая хватка, замедляется дыхание, но не видела, как закатываются глаза старика и приоткрывается рот, как будто готовясь выпустить душу из тела. Билл не ощущал боли, раствор медленно усыплял его.

Час показался Кристине вечностью. Наконец мистер Джордан дёрнулся, сжав её руку в последний раз, и испустил дух.

Обнажённая и беззащитная она выбралась из его объятий и плеснула в стакан «Виски» из первой попавшейся бутылки, стоявшей на столе, и выпила залпом. Спешно оделась, схватила сигареты и выскочила прямиком на пирс, подальше от 11-го номера. Миссис Джордан рыдала и курила, туш разукрасила её лицо тёмными подтёками. Она вглядывалась в ночной мрак, в котором сливались небо и океан. Огромная луна отражалась дорожкой на поверхности воды. Немного успокоившись и взяв себя в руки, Кристина позвонила в «911» и сказала, что её муж Билл Джордан умер.

К мотелю подъехало несколько автомобилей спецслужб — полиции, пожарных, скорой помощи. Тело Билла, накрытое покрывалом, вынесли из номера, поместили в автомобиль скорой помощи, полиция опечатала 11-й номер. Кристина наблюдала за происходящим, как будто со стороны, как в дурном сне.

Наутро она проснулась с чувством выполненного долга, свежая, довольная, счастливая и благодарная Биллу Джордану.

Через три дня её арестовали. В штате Флорида эвтаназия запрещена законом. И Кристина осознала, наконец, хитрый замысел старика: присмотрел себе молоденькую, пышногрудую иммигрантку и заставил её расплачиваться за свой смертный грех. Девушка рыдала, но адвокаты, защищавшие её по указанию покойно, сказали ей, что говорить, как и когда. Всё звучало примерно так: «Я не читала брачный контракт и не знаю, что там написано, потому что в совершенстве не владею английским языком. Билл говорил только, что каждый вечер ему необходимо ставить капельницу». Знаменитая 5-я поправка защищала её от показаний против самой себя.

Мудрый судья, видя чек в 10 миллионов долларов, впаял Кристине 7 лет лишения свободы с возможностью досрочного освобождения через 4 года. Но поскольку претензий к самому браку не было, имущество миссис Джордан не подлежало конфискации. Через 4 или через 7 лет пребывания в тюрьме Флориды Кристина выйдет на свободу и получит свои 10 миллионов долларов.

А мотель А1А продолжает принимать посетителей, как будто ничего не происходило и становится свидетелем всё новых и новых мотельных историй…