Дело Сталина, Александра, Пилата и Порошенко

Геннадий Балашов

Дело Сталина, Александра, Пилата и Порошенко
Дело Сталина, Александра, Пилата и Порошенко

Прокурор в глубокой задумчивости сидел в кабинете. Вдруг в дверях появилась встревоженная секретарша.

— Юрий Витальевич… К вам тут пришли…

— Кто?

— Какой-то респектабельный господин с тростью и двумя сопровождающими. Один клетчатый, а второй странный, вообще больше на кота похож, чем на человека… Я спросила, как представить, а они не отвечают… Говорят, вы их примете.

— Самонадеянно! А вот возьму и не приму!

— Примете.

— Что ты такое говоришь? С какой стати я буду принимать неизвестных людей?!

— Просто примите их… пожалуйста… — с опаской в голосе пролепетала секретарша.

Юрий Витальевич смягчился.

— Ладно. Ну хоть приличного вида посетители?

— Более чем.

— Зови.

В кабинет первым вошёл мужчина с тростью, сверкая серебряным набалдашником в виде головы пуделя. За ним появился высокий гражданин в клетчатом костюме и пенсне, и приземистый мужчина удивительно похожий на кота.

«Кого-то они мне напоминают… Где я мог их видеть… Персонажи из „Мастера и Маргариты“. Они настоящие или у меня глюки?!» — подумал Юрий Витальевич.

Мужчина с тростью по-деловому сел напротив прокурора и сходу сказал:

— Юрий Витальевич, пора выходить на мировую сцену.

— В каком плане? — не понял прокурор.

— Вы знаете, кто я, — продолжал господин. — Пришло время выходить на историческую авансцену. Не кажется ли вам, что не все отомщены, что историческую справедливость нужно восстанавливать?..

— Что вы имеете в виду?

— Вы могли бы подать иски и объявить… как это у вас называется… Бегемот, подскажи!

— Пидозра.

— Спасибо. Объявить пидозру, например, Сталину и Берии. У вас же есть депортированный крымско-татарский народ. Его права необходимо защитить. Задним числом. Заведите уголовные дела. Очень интересные события начнут происходить в Аду! Вы поможете мне разбудить этих буйных духов.

Юрий Витальевич:

— Давайте вашего представителя.

«Чёрт его знает, может, и президентом меня сделает. Можно неплохо распиариться», — думал прокурор.

Мысли его стучали в его воспалённом мозгу, как барабанная дробь. «Конечно! Выполню его просьбу, и он мне поможет расширить диапазон. А там глядишь, и выборы! Да и, чем чёрт ни шутит, президент тоже ведь может оказаться коррупционером».

— А кого ещё, вы считаете, можно привлечь? — спросил Юрий Витальевич.

Откликнулся человек, похожий на толстого кота:

— Например, на Понтия Пилата.

Клетчатый добавил:

— А ещё хорошо бы на отравителей Александра Великого. Они тоже крупно проштрафились. Подсыпали яд молодому царю, завоевавшему всю Азию. А ведь великий человек был! В этом случае «пидозра» — это именно то слово, которое необходимо объявить! Позже мы вам список подготовим. Вам как? Только мёртвых?

— И живых тоже, — ответил прокурор. — Чтобы выбор был.

— Следующий иск очень важен для нас, — сказал Фагот. — Видите ли, мы перешли на виртуальное существование, и указ вашего президента о запрете ВКонтакте и «Одноклассников» сократит нашу, как это принято сейчас называть, целевую аудиторию. Прямой удар по нашим интересам.

Бегемот:

— А я, к примеру, «Яндекс Маршруты» очень любил.

Клетчатый с сарказмом:

— После запрета ВКонтакте и «Одноклассников» ваш президент достиг уровня исторической личности, уровня Понтия Пилата!

— Это ещё почему? — удивился Юрий Витальевич.

— На святое посягнул! — ответил обиженно кот. — Наша ответная реакция пока находится в разработке. Пока мы только ваших детей подбиваем обходить указы президента.

— Перспективка так себе у вашего президента, — продолжал клетчатый. — Такой удар по соцсети. Европа недовольна, даже Госдеп США переполошился. А вот у вас, Юрий Витальевич, есть все шансы…

Из окна появился Азазелло.

Воланд:

— Азазелло, ты же был там, когда Пилат казнил Его?..

Нечистая сила никогда не произносила святого имени.

— Да, мессир. Стоял рядом, наблюдал.

— А на тайном совете отравителей Александра Македонского ты присутствовал?

— Ещё бы! Всё слышал вот этими ушами, — гордо произнёс огненно-рыжий демон с безобразным клыком.

— Дай показания, напиши в подробностях, как это происходило, чтобы Юрий Витальевич не беспокоился по поводу материалов дела. Ему это нужно, он в президенты идёт. Да, Юрий Витальевич?..

Прокурор, не веря своему успеху, фантазировал, как будет купаться в лучах славы величайшего разоблачителя и борца за историческую справедливость. Перспективы кружили голову. И тут откуда-то раздался пронзительный звон телефона. Назойливый звук мешал ему сосредоточиться… Человек, похожий на кота, превратился в кота, а Фагот вдруг прыгнул к двери, Азазелло исчез так же таинственно, как и появился. И только мессир не менял положение, наблюдая за прокурором немигающим тяжёлым взглядом.

Телефон продолжал звенеть, звенеть, звенеть… Юрий Витальевич проснулся в своём кабинете. Звонила жена. Он нажал кнопку «принять вызов», из динамика полился её крик:

— Ты на часы смотрел?! Четыре утра!!! Ты что, опять напился?! Где тебя носит?!

Юрий Витальевич что-то пробубнил про заседание и бумаги, нажал «отбой» и подумал: «А за идейку про Сталина и Берию спасибо».