Агент Сатаны

Воланд: — Никогда не пытайтесь повторить Воскрешение Иисуса Христа, потому что всё превратится в фарс. Умер герой Бабченко, воскрес Наебабченко. Азазелло, душу в сейф!

Геннадий Балашов

Агент Сатаны
Агент Сатаны

Воланд сидел в своём золочёном кресле в роскошном кабинете и постукивал о пол тростью с серебряным набалдашником в виде головы пуделя. На диване развалился большой чёрный кот. Клетчатый рылся в своём ноутбуке. Азазелло молча стоял около своего хозяина.

Воланд глубокомысленно:

— Чем бы ещё испытать эту страну?

Азазелло:

— Мессир, простите мне мою наглость, но, по-моему, здесь уже всё испытано.

— Да, но этого недостаточно, — сказал Воланд. — Люди по-прежнему во что-то верят… Войну начинают эмоции, а не расчёт.

Клетчатый оживился:

— А не замутить ли нам какой-нибудь фейк погромче?

— Какие фейки? Тут всё и так по уши во лжи, — возразил Азазелло.

— Да, но если поднять уровень фейка?

— До чего?

— До президента! До Организации Объединённых Наций! Да чтобы весь мир заговорил про Украину!

— Ну… — мяукнул кот. — Тогда надо кого-нибудь «замочить»!

— Если мессир позволит, я с удовольствием, — оскалился демон Азазелло.

— И обязательно, чтобы был «российский след»! — добавил кот Бегемот.

Воланд сказал:

— Убитым всегда сочувствуют, а это чувство спасает человеческие души от разложения. Убивать нужно не людей, а их Веру.

Клетчатый тут же сообразил:

— А мы убийство инсценируем! Дескать, цинично убит честный, достойный человек, по всему понятно, что кремлёвская «заказуха». А потом окажется, что это был фейк, и убитый воскреснет. Бегемот, как тебе?

Толстый кот захихикав, спрыгнул с дивана и подошёл к ноутбуку, за которым сидел Клетчатый.

— Да! И пусть убийца будет на «Г»!

— А почему на «Г»? — спросил Азазелло.

Клетчатый бросил на него строгий взгляд из-за пенсне:

— У вас есть другие предложения?

Азазелло стушевался:

— Да нет, я собственно так поинтересовался… если мессир не против, то я…

Воланд молча кивнул, улыбнувшись лишь одной стороной лица.

План был одобрен.

Клетчатый повернулся к Бегемоту:

— «Г» — это ты хорошо придумал. Свежо! И, кстати, у меня есть один подопечный на «Г». Как же его?.. Г… Г… Геращенко!

Кот, довольно потирая лапы:

— На «Г» есть ещё Грицак, Гриценко, Грищенко. Посмотрите, сколько фейкомётов!

Азазелло:

— А кого будем убивать, а потом воскрешать?

Кот:

— У меня есть на примете один журналист. Высказывался при крушении самолёта в России и гибели 80-ти человек (ансамбля им. Александрова), что у него нет «ни сочувствия, ни жалости», и что он НЕ выражает семьям погибшим соболезнований. Бурю эмоций вызвал в социальных сетях своим постом тогда. Наш человек.

Воланд:

— Достойная кандидатура.

Схема инсценировки была придумана быстро. Бабченко согласился практически сразу, потому что деньги ему нужны были позарез. Буквально через неделю, как гром среди ясного неба, грянул фейк: «Убит журналист Бабченко». Сразу же появилось заявление Геращенко и фотография трупа, залитого кровью.

Кот самодовольно любовался постом в соцсети:

— Это я ему пулевые отверстия прилепил! В магазине приколов купил. Классно получилось, правда? Все поверили!

— А какую пресс-конференцию мы провели! — радовался Клетчатый. — Мессир, вы довольны результатом?

— Молодцы! Бал Сатаны на весь мир! В ООН принимается резолюция по поводу убийства журналиста. Министр иностранных дел Великобритании выступает с пламенной речью. Даже в России сочувствуют убитому журналисту. Поднялась волна демократии, и тут вдруг… «Аркадия в студию». Великолепно! А какие актёры участвовали в постановке! Глава СБУ, Генпрокурор, министр МВД, премьер-министр чуть не плакал в эфире. В соцсетях истерики, возмущения, праведный гнев. А на следующий день, как ни в чём ни бывало живой-здоровый Бабченко. Я очень доволен вашей работой. Работать с фейками приятнее, чем с реальностью.

Азазелло:

— И главное, они не догадываются, что это мы, и не понимают, к чему это приведёт. Нам нужны только их души, а не их страна. И в этот раз мы собрали богатый урожай! Сколько безверия, сколько лжи!

Кот:

— Безверие — это то, чем мы питаемся! Из этой шутки у нас получился настоящий пир. Сколько людей теперь ни во что и никому не верят!

Воланд:

— А что там с налоговым раем?

Клетчатый:

— Пока порядок, сдерживаем. Оболваниваем людей по телевизору, внушаем, что это мошенничество, что богатыми украинцы стать не могут в принципе. Максимум 3−5% роста ВВП в год. Надеюсь, экономической свободы в Украине никогда не будет, а то нам с этим налоговым раем станет не с кем работать.